Великая борьба

42/45

Глава 40. Избавление народа Божьего

Когда чтущие заповеди Божьи лишатся всякой защиты гражданских законов, в различных странах одновременно начнется движение, направленное на их уничтожение. И когда приблизится назначенное в указе время, люди будут составлять заговор, чтобы истребить ненавистную секту. Будет решено однажды ночью нанести решительный удар, который бы навсегда заставил умолкнуть обличающий, протестующий голос. ВБ 635.1

Народ Божий — кто в тюремных камерах, кто в потаенных убежищах лесов и гор — все еще взывает к Божественной защите, а повсюду вооруженные толпы, подстрекаемые бесами, повсеместно готовятся к массовым убийствам. И в этот час наибольшей опасности Бог Израилев вмешивается, чтобы избавить Своих избранных. Он говорит: “А у вас будут песни, как в ночь священного праздника, и веселие сердца, как у идущего… на гору Господню, к твердыне Израилевой. И возгремит Господь величественным гласом Своим, и явит тяготеющую мышцу Свою в сильном гневе и в пламени поедающего огня, в буре и в наводнении и в каменном граде” (Исаии 30:29, 30). ВБ 635.2

С торжествующими криками, издевками и проклятиями озлобленные толпы готовы напасть на свою добычу, но вот густой мрак, темнее самой темной ночи, покрывает землю. Затем на небе появляется сияющая славой Божьего престола радуга: кажется, что она окружает собой каждую группу молящихся. Свирепые толпы цепенеют от ужаса. Смолкают насмешливые возгласы. Люди забыли о том, что их так разъярило. С ужасным предчувствием надвигающейся опасности они смотрят на символ Божьего завета и желают укрыться от этого всепроникающего сияния. ВБ 635.3

Дети Божьи слышат ясный, мелодичный голос, говорящий: “Восклонитесь!” И, подняв глаза, они видят радугу обетования. Темные, грозные тучи, покрывавшие небосвод, рассеиваются, и они, подобно Стефану, смотрят в самое небо и видят Божью славу и Сына Человеческого, сидящего на престоле. На Его Божественном теле они видят следы Его унижения и слышат, как Он просит Отца и святых ангелов: “Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною” (Иоанна 17:24). И снова слышится победоносный мелодичный голос: “Идут! Идут святые, невинные и назапятнанные! Они сохранили Мое Слово терпения; они будут ходить среди ангелов”. И с бледных, дрожащих уст тех, кто был непоколебим в своей вере, срывается победный крик. ВБ 636.1

В полночь Бог явит Свою силу для освобождения Своего народа. Засияет солнце ослепительным блеском. Чудеса и знамения быстро следуют одно за другим. Безбожники с ужасом и с изумлением смотрят на все это, между тем как праведники следят за признаками своего избавления с торжествующей радостью. Кажется, что все в природе изменило свое обычное течение. Реки остановились. Темные, тяжелые тучи, надвигаясь, сталкиваются между собой. Посредине разгневанного неба виднеется полоса неописуемой славы; оттуда слышится голос Божий, подобный голосу множества вод, “говорящий: совершилось!” (Откровение 16:17). ВБ 636.2

От этого голоса содрогаются небо и земля. Происходит великое землетрясение, “какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!” (Откровение 16:18). Небо, кажется, открывается и закрывается. От престола Божьего видны проблески славы Божьей. Горы качаются, как тростник, колеблемый ветром, и обломки скал разлетаются во все стороны. Слышен как бы рев приближающейся бури. Разъяренное море волнуется. Нарастает гул страшного урагана, напоминающий голос демонов, совершающих свою губительную работу. Вся земля вздымается и опускается, как волны морские. Ее поверхность трескается, обнажая саму преисподнюю. Горные цепи оседают. Обитаемые острова исчезают. Разъяренные волны поглощают прибрежные города, ставшие рассадниками нечестия, подобно Содому. И Вавилон великий “воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его”. Огромные каменные градины, каждая “величиною в талант”, совершают свое дело истребления (ст. 19, 21). Самые высокомерные города земли уничтожены. Великолепные дворцы, на сооружение которых великие мира сего отдали немалое богатство, чтобы прославить свое имя, теперь на их же глазах превращаются в руины. Тюремные стены рушатся, и народ Божий, заключенный в темницы за веру, выходит на свободу. ВБ 636.3

Могилы откроются, и “многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление” (Даниила 12:2). И все, умершие в вере в весть третьего ангела, выходят прославленными из могил, чтобы услышать Божий завет мира с теми, кто соблюдал Его Закон. Воскреснут “и те, которые пронзили Его” (Откровение 1:7), которые издевались и насмехались над предсмертными муками Христа, а также и самые яростные противники Его истины и Его народа, чтобы видеть Его славу и почести, которых будут удостоены все верные и послушные. ВБ 637.1

Густые облака все еще покрывают небо, но временами пробивается солнце, похожее на карающий глаз Иеговы. Небо пронизывают грозные молнии, окутывающие землю, словно огненным саваном. Перекрывая устрашающие громовые раскаты, раздаются таинственные, страшные голоса, предвещающие участь нечестивых. Не все понимают их смысл, но лжеучители ясно сознают, что они означают. Те, кто еще совсем недавно был так беспечен, дерзок и высокомерен, кто проявлял столько жестокости к соблюдающим заповеди Божьи, теперь охвачены страхом и дрожат от ужаса. Их вопли заглушают шум разбушевавшихся стихий. Демоны признают Божественность Христа и трепещут перед Его силой, между тем как люди взывают о милости и ползают по земле в безотчетном страхе. ВБ 637.2

Пророки древности, взирая в святых видениях на день Господень, говорили: “Рыдайте; ибо день Господа близок, идет как разрушительная сила от Всемогущего” (Исаии 13:6). “Иди в скалу, и сокройся в землю от страха Господа и от славы величия Его. Поникнут гордые взгляды человека, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день. Ибо грядет день Господа Саваофа на все гордое и высокомерное и на все превознесенное, — и оно будет унижено” (Исаии 2:10—12). “В тот день человек бросит кротам и летучим мышам серебряных своих идолов и золотых своих идолов, которых сделал себе для поклонения им, чтобы войти в ущелия скал и в расселины гор от страха Господа и от славы величия Его, когда Он восстанет сокрушить землю” (Исаии 2:20, 21). ВБ 638.1

Через просвет в тучах сияет звезда, и блеск ее на фоне кромешной тьмы кажется особенно ярким. Она вселяет надежду и радость в верных детей Божьих, а нарушители Закона Божьего видят в ней предвестницу Божьего гнева. Те, кто пожертвовал всем ради Христа, теперь находятся в безопасности, как бы в тайном убежище Божьем. Они были испытаны и засвидетельствовали перед всем миром и перед отвергающими истину свою верность Тому, Кто умер за них. Чудесная перемена происходит с теми, кто даже перед лицом смерти остался честным и порядочным. Они вдруг освобождаются от мрачной и ужасной тирании людей, превратившихся в бесов. Их еще недавно бледные, встревоженные, изможденные лица теперь светятся восхищением, верой и любовью. Их голоса сливаются в звуках победоносной песни: “Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах. Посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двигнулись в сердце морей. Пусть шумят, воздымаются воды их, трясутся горы от волнения их” (Псалтирь 45:2—4). ВБ 638.2

В то время как эти слова святого упования возносятся к Богу, облака рассеиваются, открывая звездное небо, несказанно прекрасное в сравнении с мрачными тучами по краям горизонта. Из приоткрытых врат сияет слава небесного города. Затем на небе появляется рука, держащая две сложенные вместе каменные скрижали. Пророк говорит: “И небеса провозгласят правду Его; ибо судия сей есть Бог” (Псалтирь 49:6). Тот святой Закон — Праведность Божья, — который был провозглашен среди грома и пламени на Синайской горе как правило жизни, теперь предстает перед людьми как мерило суда. Рука открывает скрижали, и все видят Десять Заповедей, написанные словно огненным пером. Эти слова настолько ясны, что каждый может прочесть их. Память обостряется, мрак суеверия и заблуждения в умах людей рассеивается, и десять Божьих заповедей, кратких, понятных и могущественных, открываются взору всех жителей земли. ВБ 639.1

Невозможно описать ужас и отчаяние тех, кто попирал святые требования Божьи. Бог дал им Свой Закон; они могли сравнить с ним свой характер и обнаружить таким путем свои пороки, пока была еще возможность покаяться и исправиться, но, стремясь снискать расположение и одобрение мира, они пренебрегли Божественными предписаниями и научили других грешить. Они пытались заставить народ Божий осквернить субботу. Теперь их осуждает тот самый Закон, который они презрели. С ужасающей отчетливостью они понимают, что им нет оправдания. Они сами выбрали, кому хотят служить и поклоняться. “И тогда снова увидите различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему” (Малахии 3:18). ВБ 639.2

Враги Закона Божьего — от церковных служителей до простых обывателей — имеют теперь совершенно новое представление об истине и своих обязанностях. Слишком поздно они понимают, что суббота четвертой заповеди является печатью живого Бога. Слишком поздно они увидели сущность лжесубботы и тот зыбкий фундамент, на котором она зиждется. Они обнаруживают, что боролись против Бога. Религиозные учители вели души к погибели, убеждая, что направляют их к вратам рая. Только в день последнего суда откроется, как велика ответственность людей, совершающих духовное служение, и как тяжелы последствия их неверности. Только в вечности мы узнаем истинную цену каждой потерянной души. Ужасен будет жребий тех, которым Бог скажет: “Отойди от Меня, лукавый раб!” ВБ 640.1

С неба слышится голос Божий, объявляющий день и час пришествия Христа и заключающий вечный завет с верными христианами. Подобно могущественным раскатам грома, Его слова разносятся по всей земле. Израиль Божий, устремив вверх взоры, вслушивается в каждое слово. Их лица освещены Его славой и сияют, как лицо Моисея, когда тот сошел с горы Синай. Нечестивые не могут смотреть на них. И когда объявляются блаженными те, кто чтил Бога, соблюдая Его святую субботу, раздается громкий победный возглас. ВБ 640.2

Вскоре на востоке появляется небольшое темное облако величиной вполовину человеческой ладони. Это облако, окружающее Спасителя, издали кажется окутанным мглой. Народ Божий знает, что это знамение Сына Человеческого. В торжественном безмолвии они следят за тем, как оно приближается к земле, становясь все светлее и прекраснее, пока наконец не превращается в огромное белое облако, в основании которого — слава, подобная всепоглощающему огню, и над облаком — радуга завета. Иисус нисходит как могущественный Победитель. Теперь Он не “Муж скорбей”, пьющий горькую чашу позора и скорби — это Победитель на небе и на земле, Судия живых и мертвых, “Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует”; “и воинства небесные следовали за Ним” (Откровение 19:11, 14). Бесчисленное множество святых ангелов, поющих прекраснейшие небесные гимны, сопровождают Иисуса. Все небо кажется заполнено святящимися существами; их “тьмы тем и тысячи тысяч”. Человеческое перо не в состоянии описать это зрелище; смертный разум не может постигнуть его величия и красоты. “Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля. Блеск ее — как солнечный свет” (Аввакума 3:3, 4). Когда живое облако опускается еще ниже, все видят Князя жизни. Терновый венец теперь не обезображивает Его святое чело, на Нем покоится диадема славы. Его лицо сияет ослепительным блеском полуденного солнца. “На одежде и на бедре Его написано имя: Царь царей и Господь господствующих” (Откровение 19:16). ВБ 640.3

В Его присутствии “лица у всех бледные”, и ужас вечного отчаяния овладевает теми, кто отверг Его милость. “Тает сердце, колена трясутся… и лица у всех потемнели” (Иеремии 30:6; Наума 2:10). Праведные с трепетом восклицают: “Кто может устоять?” При этих словах песни ангелов смолкают, и наступает страшное молчание. Затем слышится голос Иисуса: “Довольно благодати Моей для вас”. Лица праведных светлеют, и радость наполняет каждое сердце. Ангелы берут на тон выше и снова начинают петь, приближаясь к земле. ВБ 641.1

Царь царей опускается на облака, окруженный пылающим огнем. Небеса сворачиваются, как свиток; земля дрожит, и каждая гора, всякий остров сдвигаются с места. “Грядет Бог наш, и не в безмолвии: пред Ним огонь поедающий, и вокруг Него сильная буря. Он призывает свыше небо и землю, судить народ Свой” (Псалтирь 49:3, 4). ВБ 641.2

“И цари земные и вельможи, и богатые и тысяченачальники и сильные, и всякий раб и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?” (Откровение 6:15—17). ВБ 642.1

Издевательства и насмешки стихают. Лживые уста смолкают. Бряцание оружия, воинственные крики и шум сражения затихают... ВБ 642.2

Слышны только молитвы, рыдания и вопли. С насмешливых некогда уст срывается крик: “Пришел великий день гнева, и кто может устоять?” Нечестивые умоляют, чтобы каменные глыбы рухнули на них, лишь бы не видеть лица Того, Кого они презрели и отвергли. ВБ 642.3

Им знаком этот голос, пробуждающий мертвых. Сколько раз, полный грусти и нежности, он призывал их к раскаянию. Сколько раз он звучал трогательно и умоляюще — голос Друга, Брата и Искупителя! Для отвергших Его милость никакой другой голос не звучит так осуждающе, так обвиняюще, как этот, который столько времени взывал к ним: “Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам?” (Иезекииля 33:11). О, если бы им был незнаком этот голос! Иисус говорит: “Я звал, и вы не послушались; простирал руку Мою, и не было внимающего; и вы отвергли все Мои советы, и обличений Моих не приняли” (см. Притчи 1:24, 25). Этот голос пробуждает в их памяти отвергнутые предостережения, неуслышанные призывы, преимущества, которыми они не воспользовались, — все, что с радостью стерли бы они из своей памяти. ВБ 642.4

Там будут и те, кто издевался над Христом во время Его страданий. С волнением и страхом они вспоминают слова Страдальца, когда в ответ на заклинающего Его первосвященника Он торжественно сказал: “Отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных” (Матфея 26:64). Теперь они видят Его окруженным славой, и еще увидят Его сидящим одесную силы. ВБ 643.1

Те, кто насмехался над Ним, когда Он называл Себя Сыном Божьим, теперь молчат. Здесь и высокомерный Ирод, который подшучивал над Его царственным титулом и приказал воинам в насмешку короновать Его царем. Здесь стоят и те, чьи грязные руки одели Его в багряницу, возложили на Его святое чело терновый венец и, вложив в Его покорную руку подобие скипетра, кланялись Ему с богохульной бранью. Люди, которые били и плевали в лицо Князю жизни, теперь прячутся от Его пронзительного взгляда и готовы бежать куда угодно, лишь бы укрыться от всепоглощающей славы Его присутствия. Забивавшие гвозди в Его руки и ноги, воин, пронзивший копьем Его бок, теперь с ужасом и угрызениями совести смотрят на эти следы на Его теле. ВБ 643.2

С ужасающей ясностью священники и начальники вспоминают события Голгофы. Дрожа от страха, они вспоминают о том, как, кивая головой, с сатанинским ликованием они говорили: “Других спасал, а Себя Самого не может спасти! если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога: пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему” (Матфея 27:42, 43). ВБ 643.3

Они отчетливо вспоминают притчу Спасителя о виноградарях, которые отказались отдать своему хозяину плоды виноградника, оскорбили его слуг и убили сына. Они вспоминают также и тот приговор, который они сами вынесли: хозяин виноградника “злодеев сих предаст злой смерти”. Священники и старейшины понимают, что грех злых виноградарей — это их грех, и они сами себе вынесли справедливый приговор. Раздается вопль смертельной муки, полный отчаяния и ужаса: “Он — Сын Божий! Истинный Мессия!” Этот вопль громче, чем крики, потрясшие некогда улицы Иерусалима: “Распни Его! Распни Его!” Они хотят убежать от лица Царя царей в глубокие пещеры земли, образовавшиеся под натиском бушующих стихий, но им это не удастся. ВБ 643.4

В жизни тех, кто отвергает истину, бывают моменты, когда их совесть пробуждается, когда в памяти всплывают мучительные воспоминания о лицемерных поступках и душу тревожат смутные предчувствия. Но разве можно сравнить эти переживания с теми муками совести, когда придет “ужас, как буря, и беда, как вихрь” (Притчи 1:27). Те, кто, не колеблясь, уничтожили бы Христа и Его верный народ, теперь видят славу, покоящуюся на них. С ужасом они слышат радостные возгласы святых: “Вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас!” (Исаии 25:9). ВБ 644.1

Среди колеблющейся земли, вспышек молний и ударов грома голос Сына Божьего зовет спящих во прахе святых. Он смотрит на могилы праведников и затем, подняв руку к небу, восклицает: “Пробудитесь, пробудитесь, пробудитесь, спящие в прахе, встаньте!” И во всех концах земли мертвые услышат этот голос и услышавшие оживут. Вся земля содрогнется от поступи огромнейшей армии воскресших из каждого народа, племени, колена и языка. Они выходят из могильного плена, облеченные в бессмертную славу, восклицая: “Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?” (1 Коринфянам 15:55). И тогда голоса “не вкусивших смерти” праведников и воскресших святых сольются в продолжительных радостных победоносных восклицаниях. ВБ 644.2

Внешность тех, кто выходит из могил, такая же, как и до смертного часа. Среди воскресших Адам отличается огромным ростом и величественной осанкой, только немного уступая Сыну Божьему. Он резко отличается от людей последующих поколений, даже в этом одном видно, насколько выродился человеческий род. Но печать вечной юности, свежести и красоты лежит на внешности всех воскресших. Вначале человек был сотворен по подобию Бога не только в своем характере, но и во всех внешних чертах. Грех обезобразил и почти уничтожил Божественный образ в человеке, но Христос пришел, чтобы восстановить утраченное. Он изменит наши грешные тела по подобию Своего славного тела. Смертное, тленное тело человека, лишенное красоты, некогда оскверненное грехом, станет совершенным, прекрасным и бессмертным. Все пороки и физические изъяны останутся в могиле. Снова получив право на древо жизни в давно утерянном Едеме, искупленные будут расти (см. Малахии 4:2) и развиваться до полноты совершенства и славы, которые человек имел вначале. Последние оставшиеся следы проклятия и греха сотрутся, и верные во Христе однажды явятся “в красоте нашего Господа”, отражая разумом, душой и телом совершенный образ своего Господа. О, чудесное искупление! Как много о нем рассуждали, так долго на него уповали; с такой радостной надеждой ожидали, но так до конца и не понимали. ВБ 644.3

Живущие праведники изменятся “вдруг во мгновение ока”. Они были прославлены при звуке Божьего голоса, а теперь, став бессмертными, они вместе с воскресшими святыми восхищаются навстречу Господу по воздуху. Ангелы “соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их”. Святые ангелы на руках принесут матерям их малюток. Друзья, давно разлученные смертью, встретятся, чтобы больше никогда не расставаться, и с радостным ликованием все вместе поднимаются к граду Божьему. ВБ 645.1

По бокам облачной колесницы есть крылья, а под ней живые колеса, и когда колесница движется вверх, колеса восклицают: “Свят!” И крылья при движении также говорят: “Свят!” И все множество ангелов восклицает: “Свят! Свят! Свят Господь Бог Вседержитель!” И искупленные восклицают: “Аллилуия!”, когда колесница приближается к Новому Иерусалиму. ВБ 645.2

При входе в Божий город Спаситель вручает Своим последователям эмблемы победы и знаки принадлежности к Царскому роду. Блистающие шеренги выстраиваются в виде полого квадрата, вокруг своего Царя, величие осанки Которого намного превосходит святых и ангелов и лицо Которого сияет полнотой любви и добра. В этом бесчисленном множестве искупленных взор каждого обращен на Него, на славу Того, Кто был “обезображен паче всякого человека… и вид Его — паче сынов человеческих”. Иисус правой рукой возлагает на головы победителей венцы славы. Для каждого искупленного приготовлен венец с его новым именем (см. Откровение 2:17) и словами: “Святыня Господу!” Каждому также дается пальмовая ветвь победителя и сверкающая арфа. Затем, когда руководящие музыкой ангелы задают тон, каждая рука умело касается струн, и по небосводу раздается чудесная музыка. Неизреченный восторг наполняет сердце каждого, и все голоса сливаются в благодарности и славословии: “Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков! Аминь!” (Откровение 1:5, 6). ВБ 645.3

Перед искупленными — святой город. Иисус широко распахивает жемчужные ворота, и через них входят те, кто верен истине. Там они видят рай Божий, родину Адама до его грехопадения. И затем они слышат голос прекраснее любой музыки, звучавшей когда-либо для смертного уха: “Ваша борьба окончена”. “Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира”. ВБ 646.1

Теперь исполнилась молитва Спасителя за Его учеников: “Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мной”. “Пред славою Своею непорочными в радости” (Иуды 24) Христос представляет Своему Отцу искупленных Его Кровью, говоря: “Вот Я и дети Мои, которых Ты дал Мне”. “Тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил”. О, чудеса искупительной любви! О, каким восторженным будет тот час, когда безграничный Отец, глядя на искупленных, увидит в них Свой образ; проклятие греха и дисгармония, вызванная грехом, исчезли, и человеческое вновь сливается с Божественным! ВБ 646.2

С неизреченной любовью Иисус приглашает Своих верных войти в радость их Господа. Спаситель радуется тому, что видит в Царстве славы те души, которые были спасены ценой Его мучений и смерти. И искупленные также будут разделять Его радость, узнавая среди спасенных тех, кого они привели ко Христу своими молитвами, трудами, любовью и самопожертвованием. В то время как они собираются вокруг большого белого престола, сердца их наполняются неизреченной радостью при виде тех, кого они приобрели для Христа, а те, в свою очередь, привели ко Христу других, а они — следующих, и, наконец, все достигли мирной гавани, чтобы там сложить свои венцы у ног Иисуса и славить Его всю нескончаемую вечность. ВБ 647.1

Когда искупленных приглашают войти в град Божий, воздух наполняется возгласами радости и восторга. Настал момент встречи двух Адамов. Сын Божий с распростертыми руками готов обнять родоначальника человечества, того, кого Он сотворил, кто согрешил против своего Создателя и за грехи которого на теле Спасителя появились знаки распятия. При виде жестоких ран от гвоздей Адам не бросается в объятия своего Господа, но в смирении падает к Его ногам, восклицая: “Достоин, достоин Агнец, Который был заклан!” Спаситель с нежностью поднимает его и настойчиво приглашает взглянуть на Едем — дом, из которого он был изгнан. ВБ 647.2

После изгнания из Едема жизнь Адама на земле была исполнена скорбей. Каждый вянущий лист, каждое животное, принесенное в жертву, каждый признак вырождения на прекрасном лице природы, каждое пятно на некогда непорочном характере человека — все это постоянно напоминало о его грехе. Как ужасны были муки его совести, когда он видел, как умножается беззаконие и когда в ответ на предостережения его упрекали как виновника зла. Почти тысячу лет он терпеливо переносил наказание за совершенное беззаконие. Со всей искренностью он раскаялся в своем грехе, поверил в заслуги обетованного Спасителя и умер в надежде на воскресение. Сын Божий искупил грех и падение человека, а теперь через служение примирения Адаму вновь возвращается его первоначальное владычество. ВБ 647.3

Безгранично счастливый, он любуется деревьями, которые когда-то восхищали его, — теми самыми деревьями, плоды которых он собирал еще в блаженные дни своей непорочности. Он смотрит на виноградные лозы, за которыми когда-то ухаживал; он видит те же цветы, о которых с радостью заботился. Он понимает реальность происходящего, он видит, что это в самом деле восстановленный Едем, гораздо прекраснее того, из которого он был изгнан. Спаситель подводит его к дереву жизни, срывает драгоценные плоды и предлагает ему отведать их. Адам оглядывается и видит в раю Божьем множество своих искупленных потомков. Тогда он бросает свой сверкающий венец к ногам Иисуса и, припав к Его груди, обнимает Искупителя. Он касается пальцами струн золотой арфы, и небесные своды оглашаются песнью победы: “Достоин, достоин, достоин Агнец, Который был заклан и опять жив!” Вся семья Адама подхватывает мелодию и бросает свои венцы к ногам Спасителя, в благоговении преклоняясь перед Ним. ВБ 648.1

За этой встречей наблюдают и ангелы, которые оплакивали падение Адама и радовались, когда Иисус после Своего воскресения вознесся на небо, избавив от смерти всех верующих во имя Его. Теперь они видят спасение искупленных завершенным, и их голоса сливаются в хвалебном гимне. ВБ 648.2

На кристальном море перед престолом, море стеклянном, смешанном с огнем — так сверкает оно от славы Божьей, — собрались “победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его” (Откровение 15:2). Вместе с Агнцем на горе Сион, “держа гусли Божии”, стоят сто сорок четыре тысячи искупленных от людей, и слышен шум как бы множества вод и сильного грома, “голос как бы гуслистов, играющих на гуслях своих”. Они поют “новую песнь” пред престолом, которую никто не мог научиться петь, кроме ста сорока четырех тысяч. Это песнь Моисея и Агнца — песнь избавления. Никто, кроме ста сорока четырех тысяч, не мог петь эту песнь, ибо эта песнь о пережитых опытах, каких никто не имел, кроме них. Они “следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел”. Эти люди, взятые от земли из среды живых, — “первенцы Богу и Агнцу” (Откровение 15:2; 14:2—5). Они “пришли от великой скорби”, они пережили такое трудное время, какого не бывало с тех пор, как появились люди; в бедственное время Иакова они перенесли агонию ночи Иакова; они жили без Ходатая во время излития последних судов Божьих. Но они были избавлены, потому что “омыли одежды свои и убелили... кровию Агнца” (Откровение 7:14). “В устах их нет лукавства; они непорочны” (Откровение 14:5) пред Богом. “За это они пребывают ныне пред престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них”. Они видели землю, опустошенную голодом и эпидемиями, солнце, имеющее власть жечь людей сильным зноем, они сами переносили страдания, голод и жажду. Но “они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод, и отрет Бог всякую слезу с очей их” (Откровение 7:15—17). ВБ 648.3

Во все века избранные дети Божьи проходили суровую школу испытания. Они шли по земле узким путем; они очищались в горниле страданий. Ради Иисуса они переносили озлобление, ненависть и клевету. Они следовали за Ним, превозмогая тяжкую борьбу; они проявляли самоотречение и переживали горькие разочарования. На своем личном мучительном опыте они узнали тяжесть греха, его силу, чувство вины и горе, которое грех приносит; они с отвращением стали смотреть на него. Сознание безграничной жертвы, принесенной ради избавления от греха, смиряет их в собственных глазах и наполняет их сердца признательностью и хвалой, чего никогда не смогут оценить непавшие существа. Их любовь сильна, потому что им многое прощено. Будучи соучастниками Христовых страданий, они могут разделить и Его славу. ВБ 649.1

Наследники Божьи сошли с чердаков, вышли из укрытий, тюремных камер, спустились с эшафотов, гор, появились из пустынь, подземелий и морских глубин. На земле они терпели “недостатки, скорби, озлобления”. Миллионы с позором сошли в могилу, потому что решительно отказались подчиниться обольщениям сатаны. Человеческими судами они признаны отъявленными преступниками. Но теперь “Судия… есть Бог” (Псалтирь 49:6). Теперь земные решения пересматриваются. “Господь Бог… снимет поношение с народа Своего” (Исаии 25:8). “И назовут их народом святым, искупленным от Господа”. Он постановил, что “им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда” (Исаии 62:12; 61:3). Это уже не измученные, страдающие, рассеянные и преследуемые люди. Теперь они всегда будут вместе с Господом. Они стоят перед престолом, облеченные в одежды, более великолепные, чем те, что носили самые великие мира сего. Они увенчаны такими чудесными венцами, которые никогда не украшали чела земных монархов. Дни плача и стенаний прошли навсегда. Царь славы отер слезы со всех лиц, и нет никаких причин для скорбей. Взмахивая пальмовыми ветвями, они поют песнь хвалы, чистую, сладостную, мелодичную; все голоса сливаются, и могучий гимн сотрясает небесные своды: “Спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!” И все небожители единодушно отвечают: “Аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков!” (Откровение 7:10, 12). ВБ 650.1

В этой жизни мы можем понять чудесный план искупления только отчасти. Своим ограниченным умом мы можем попытаться осознать позор и славу, жизнь и смерть, справедливость и милость, которые встретились на кресте, и тем не менее даже при максимальном напряжении умственных способностей не постигнем полного значения того, что произошло на Голгофе. Долготу и широту, глубину и высоту искупительной любви мы представляем весьма смутно. План искупления не будет вполне понят спасенными даже и тогда, когда спасенные увидят, как они видимы, и познают, как они познаны, но на протяжении всей вечности их изумленному и восхищенному взору будут постоянно открываться все новые истины. Хотя бедствия, страдания и искушения окончатся, потому что будет удалена их причина, все же народ Божий будет всегда ясно понимать, какова цена их спасения. ВБ 651.1

Крест Христа станет предметом изучения и славословия искупленных на протяжении всей вечности. В прославленном Христе они будут видеть Христа распятого. Никогда не забудется, как Тот, Чья творческая сила сотворила и животворит несметные миры в необъятной Вселенной — Возлюбленный Божий, Величие Неба, Которому с любовью поклоняются херувимы и серафимы, — смирил Себя, чтобы возвысить падшего человека; как Он понес на Себе всю вину и позор за грех; вынес разлуку с Отцом, когда Отец скрыл от Него Свое лицо, пока скорбь погибшего мира не сокрушила Его сердце и не лишила Его жизни на Голгофском кресте. Никогда не будет забыто, как Создатель всех миров, Вершитель всех судеб сложил с Себя славу и смирил Себя из любви к человеку, — это будет постоянно вызывать изумление и восхищение всей Вселенной. Смотря на своего Искупителя, на вечную славу Отца, сияющую на Его лице, на престол, который пребудет во веки веков, все искупленные народы выразят свои чувства в восторженном пении: “Достоин, достоин Агнец, Который был заклан и искупил нас Богу Своей драгоценной Кровью!” ВБ 651.2

Тайна креста объясняет и все другие тайны. В свете, струящемся с Голгофы, свойства Господа, которые раньше наполняли нас страхом и трепетом, предстают во всей своей красоте и привлекательности. Милость, нежность и Отеческая любовь естественно сливаются со святостью, правосудием и силой. Взирая на величие Его трона, высокого и превознесенного, мы видим, как милостиво проявляется сущность Господа, и тогда нам наконец-то откроется подлинный смысл обращения: “ОТЧЕ НАШ”. ВБ 652.1

Все увидят, что Тот, Кто безграничен в Своей мудрости, не мог спасти нас иначе как пожертвовав Своим Сыном. Наградой за эту жертву будет радость видеть землю населенной святыми, счастливыми и бессмертными существами. Результатом борьбы нашего Спасителя с силами тьмы станет радость, дарованная искупленным для вечной славы Бога. Ценность каждой души настолько велика, что Отцу не кажется чрезмерной внесенная за нее плата, и Сам Христос, “с довольством” взирает на плоды Своей великой Жертвы. ВБ 652.2

Chapter 40—God's People Delivered

When the protection of human laws shall be withdrawn from those who honor the law of God, there will be, in different lands, a simultaneous movement for their destruction. As the time appointed in the decree draws near, the people will conspire to root out the hated sect. It will be determined to strike in one night a decisive blow, which shall utterly silence the voice of dissent and reproof. GC 635.1

The people of God—some in prison cells, some hidden in solitary retreats in the forests and the mountains—still plead for divine protection, while in every quarter companies of armed men, urged on by hosts of evil angels, are preparing for the work of death. It is now, in the hour of utmost extremity, that the God of Israel will interpose for the deliverance of His chosen. Saith the Lord; “Ye shall have a song, as in the night when a holy solemnity is kept; and gladness of heart, as when one goeth ... to come into the mountain of the Lord, to the Mighty One of Israel. And the Lord shall cause His glorious voice to be heard, and shall show the lighting down of His arm, with the indignation of His anger, and with the flame of a devouring fire, with scattering, and tempest, and hailstones.” Isaiah 30:29, 30. GC 635.2

With shouts of triumph, jeering, and imprecation, throngs of evil men are about to rush upon their prey, when, lo, a dense blackness, deeper than the darkness of the night, falls upon the earth. Then a rainbow, shining with the glory from the throne of God, spans the heavens and seems to encircle each praying company. The angry multitudes are suddenly arrested. Their mocking cries die away. The objects of their murderous rage are forgotten. With fearful forebodings they gaze upon the symbol of God's covenant and long to be shielded from its overpowering brightness. GC 635.3

By the people of God a voice, clear and melodious, is heard, saying, “Look up,” and lifting their eyes to the heavens, they behold the bow of promise. The black, angry clouds that covered the firmament are parted, and like Stephen they look up steadfastly into heaven and see the glory of God and the Son of man seated upon His throne. In His divine form they discern the marks of His humiliation; and from His lips they hear the request presented before His Father and the holy angels: “I will that they also, whom Thou hast given Me, be with Me where I am.” John 17:24. Again a voice, musical and triumphant, is heard, saying: “They come! they come! holy, harmless, and undefiled. They have kept the word of My patience; they shall walk among the angels;” and the pale, quivering lips of those who have held fast their faith utter a shout of victory. GC 636.1

It is at midnight that God manifests His power for the deliverance of His people. The sun appears, shining in its strength. Signs and wonders follow in quick succession. The wicked look with terror and amazement upon the scene, while the righteous behold with solemn joy the tokens of their deliverance. Everything in nature seems turned out of its course. The streams cease to flow. Dark, heavy clouds come up and clash against each other. In the midst of the angry heavens is one clear space of indescribable glory, whence comes the voice of God like the sound of many waters, saying: “It is done.” Revelation 16:17. GC 636.2

That voice shakes the heavens and the earth. There is a mighty earthquake, “such as was not since men were upon the earth, so mighty an earthquake, and so great.” Verses 17, 18. The firmament appears to open and shut. The glory from the throne of God seems flashing through. The mountains shake like a reed in the wind, and ragged rocks are scattered on every side. There is a roar as of a coming tempest. The sea is lashed into fury. There is heard the shriek of a hurricane like the voice of demons upon a mission of destruction. The whole earth heaves and swells like the waves of the sea. Its surface is breaking up. Its very foundations seem to be giving way. Mountain chains are sinking. Inhabited islands disappear. The seaports that have become like Sodom for wickedness are swallowed up by the angry waters. Babylon the great has come in remembrance before God, “to give unto her the cup of the wine of the fierceness of His wrath.” Great hailstones, every one “about the weight of a talent,” are doing their work of destruction. Verses 19, 21. The proudest cities of the earth are laid low. The lordly palaces, upon which the world's great men have lavished their wealth in order to glorify themselves, are crumbling to ruin before their eyes. Prison walls are rent asunder, and God's people, who have been held in bondage for their faith, are set free. GC 636.3

Graves are opened, and “many of them that sleep in the dust of the earth ... awake, some to everlasting life, and some to shame and everlasting contempt.” Daniel 12:2. All who have died in the faith of the third angel's message come forth from the tomb glorified, to hear God's covenant of peace with those who have kept His law. “They also which pierced Him” (Revelation 1:7), those that mocked and derided Christ's dying agonies, and the most violent opposers of His truth and His people, are raised to behold Him in His glory and to see the honor placed upon the loyal and obedient. GC 637.1

Thick clouds still cover the sky; yet the sun now and then breaks through, appearing like the avenging eye of Jehovah. Fierce lightnings leap from the heavens, enveloping the earth in a sheet of flame. Above the terrific roar of thunder, voices, mysterious and awful, declare the doom of the wicked. The words spoken are not comprehended by all; but they are distinctly understood by the false teachers. Those who a little before were so reckless, so boastful and defiant, so exultant in their cruelty to God's commandment-keeping people, are now overwhelmed with consternation and shuddering in fear. Their wails are heard above the sound of the elements. Demons acknowledge the deity of Christ and tremble before His power, while men are supplicating for mercy and groveling in abject terror. GC 637.2

Said the prophets of old, as they beheld in holy vision the day of God: “Howl ye; for the day of the Lord is at hand; it shall come as a destruction from the Almighty.” Isaiah 13:6. “Enter into the rock, and hide thee in the dust, for fear of the Lord, and for the glory of His majesty. The lofty looks of man shall be humbled, and the haughtiness of men shall be bowed down, and the Lord alone shall be exalted in that day. For the day of the Lord of hosts shall be upon everyone that is proud and lofty, and upon everyone that is lifted up; and he shall be brought low.” “In that day a man shall cast the idols of his silver, and the idols of his gold, which they made each one for himself to worship, to the moles and to the bats; to go into the clefts of the rocks, and into the tops of the ragged rocks, for fear of the Lord, and for the glory of His majesty, when He ariseth to shake terribly the earth.” Isaiah 2:10-12, 20, 21, margin. GC 638.1

Through a rift in the clouds there beams a star whose brilliancy is increased fourfold in contrast with the darkness. It speaks hope and joy to the faithful, but severity and wrath to the transgressors of God's law. Those who have sacrificed all for Christ are now secure, hidden as in the secret of the Lord's pavilion. They have been tested, and before the world and the despisers of truth they have evinced their fidelity to Him who died for them. A marvelous change has come over those who have held fast their integrity in the very face of death. They have been suddenly delivered from the dark and terrible tyranny of men transformed to demons. Their faces, so lately pale, anxious, and haggard, are now aglow with wonder, faith, and love. Their voices rise in triumphant song: “God is our refuge and strength, a very present help in trouble. Therefore will not we fear, though the earth be removed, and though the mountains be carried into the midst of the sea; though the waters thereof roar and be troubled, though the mountains shake with the swelling thereof.” Psalm 46:1-3. GC 638.2

While these words of holy trust ascend to God, the clouds sweep back, and the starry heavens are seen, unspeakably glorious in contrast with the black and angry firmament on either side. The glory of the celestial city streams from the gates ajar. Then there appears against the sky a hand holding two tables of stone folded together. Says the prophet: “The heavens shall declare His righteousness: for God is judge Himself.” Psalm 50:6. That holy law, God's righteousness, that amid thunder and flame was proclaimed from Sinai as the guide of life, is now revealed to men as the rule of judgment. The hand opens the tables, and there are seen the precepts of the Decalogue, traced as with a pen of fire. The words are so plain that all can read them. Memory is aroused, the darkness of superstition and heresy is swept from every mind, and God's ten words, brief, comprehensive, and authoritative, are presented to the view of all the inhabitants of the earth. GC 639.1

It is impossible to describe the horror and despair of those who have trampled upon God's holy requirements. The Lord gave them His law; they might have compared their characters with it and learned their defects while there was yet opportunity for repentance and reform; but in order to secure the favor of the world, they set aside its precepts and taught others to transgress. They have endeavored to compel God's people to profane His Sabbath. Now they are condemned by that law which they have despised. With awful distinctness they see that they are without excuse. They chose whom they would serve and worship. “Then shall ye return, and discern between the righteous and the wicked, between him that serveth God and him that serveth Him not.” Malachi 3:18. GC 639.2

The enemies of God's law, from the ministers down to the least among them, have a new conception of truth and duty. Too late they see that the Sabbath of the fourth commandment is the seal of the living God. Too late they see the true nature of their spurious sabbath and the sandy foundation upon which they have been building. They find that they have been fighting against God. Religious teachers have led souls to perdition while professing to guide them to the gates of Paradise. Not until the day of final accounts will it be known how great is the responsibility of men in holy office and how terrible are the results of their unfaithfulness. Only in eternity can we rightly estimate the loss of a single soul. Fearful will be the doom of him to whom God shall say: Depart, thou wicked servant. GC 640.1

The voice of God is heard from heaven, declaring the day and hour of Jesus’ coming, and delivering the everlasting covenant to His people. Like peals of loudest thunder His words roll through the earth. The Israel of God stand listening, with their eyes fixed upward. Their countenances are lighted up with His glory, and shine as did the face of Moses when he came down from Sinai. The wicked cannot look upon them. And when the blessing is pronounced on those who have honored God by keeping His Sabbath holy, there is a mighty shout of victory. GC 640.2

Soon there appears in the east a small black cloud, about half the size of a man's hand. It is the cloud which surrounds the Saviour and which seems in the distance to be shrouded in darkness. The people of God know this to be the sign of the Son of man. In solemn silence they gaze upon it as it draws nearer the earth, becoming lighter and more glorious, until it is a great white cloud, its base a glory like consuming fire, and above it the rainbow of the covenant. Jesus rides forth as a mighty conqueror. Not now a “Man of Sorrows,” to drink the bitter cup of shame and woe, He comes, victor in heaven and earth, to judge the living and the dead. “Faithful and True,” “in righteousness He doth judge and make war.” And “the armies which were in heaven” (Revelation 19:11, 14) follow Him. With anthems of celestial melody the holy angels, a vast, unnumbered throng, attend Him on His way. The firmament seems filled with radiant forms—“ten thousand times ten thousand, and thousands of thousands.” No human pen can portray the scene; no mortal mind is adequate to conceive its splendor. “His glory covered the heavens, and the earth was full of His praise. And His brightness was as the light.” Habakkuk 3:3, 4. As the living cloud comes still nearer, every eye beholds the Prince of life. No crown of thorns now mars that sacred head; but a diadem of glory rests on His holy brow. His countenance outshines the dazzling brightness of the noonday sun. “And He hath on His vesture and on His thigh a name written, King of kings, and Lord of lords.Revelation 19:16. GC 640.3

Before His presence “all faces are turned into paleness;” upon the rejecters of God's mercy falls the terror of eternal despair. “The heart melteth, and the knees smite together, ... and the faces of them all gather blackness.” Jeremiah 30:6; Nahum 2:10. The righteous cry with trembling: “Who shall be able to stand?” The angels’ song is hushed, and there is a period of awful silence. Then the voice of Jesus is heard, saying: “My grace is sufficient for you.” The faces of the righteous are lighted up, and joy fills every heart. And the angels strike a note higher and sing again as they draw still nearer to the earth. GC 641.1

The King of kings descends upon the cloud, wrapped in flaming fire. The heavens are rolled together as a scroll, the earth trembles before Him, and every mountain and island is moved out of its place. “Our God shall come, and shall not keep silence: a fire shall devour before Him, and it shall be very tempestuous round about Him. He shall call to the heavens from above, and to the earth, that He may judge His people.” Psalm 50:3, 4. GC 641.2

“And the kings of the earth, and the great men, and the rich men, and the chief captains, and the mighty men, and every bondman, and every freeman, hid themselves in the dens and in the rocks of the mountains; and said to the mountains and rocks, Fall on us, and hide us from the face of Him that sitteth on the throne, and from the wrath of the Lamb: for the great day of His wrath is come; and who shall be able to stand?” Revelation 6:15-17. GC 642.1

The derisive jests have ceased. Lying lips are hushed into silence. The clash of arms, the tumult of battle, “with confused noise, and garments rolled in blood” (Isaiah 9:5), is stilled. Nought now is heard but the voice of prayer and the sound of weeping and lamentation. The cry bursts forth from lips so lately scoffing: “The great day of His wrath is come; and who shall be able to stand?” The wicked pray to be buried beneath the rocks of the mountains rather than meet the face of Him whom they have despised and rejected. GC 642.2

That voice which penetrates the ear of the dead, they know. How often have its plaintive, tender tones called them to repentance. How often has it been heard in the touching entreaties of a friend, a brother, a Redeemer. To the rejecters of His grace no other could be so full of condemnation, so burdened with denunciation, as that voice which has so long pleaded: “Turn ye, turn ye from your evil ways; for why will ye die?” Ezekiel 33:11. Oh, that it were to them the voice of a stranger! Says Jesus: “I have called, and ye refused; I have stretched out My hand, and no man regarded; but ye have set at nought all My counsel, and would none of My reproof.” Proverbs 1:24, 25. That voice awakens memories which they would fain blot out—warnings despised, invitations refused, privileges slighted. GC 642.3

There are those who mocked Christ in His humiliation. With thrilling power come to their minds the Sufferer's words, when, adjured by the high priest, He solemnly declared: “Hereafter shall ye see the Son of man sitting on the right hand of power, and coming in the clouds of heaven.” Matthew 26:64. Now they behold Him in His glory, and they are yet to see Him sitting on the right hand of power. GC 643.1

Those who derided His claim to be the Son of God are speechless now. There is the haughty Herod who jeered at His royal title and bade the mocking soldiers crown Him king. There are the very men who with impious hands placed upon His form the purple robe, upon His sacred brow the thorny crown, and in His unresisting hand the mimic scepter, and bowed before Him in blasphemous mockery. The men who smote and spit upon the Prince of life now turn from His piercing gaze and seek to flee from the overpowering glory of His presence. Those who drove the nails through His hands and feet, the soldier who pierced His side, behold these marks with terror and remorse. GC 643.2

With awful distinctness do priests and rulers recall the events of Calvary. With shuddering horror they remember how, wagging their heads in satanic exultation, they exclaimed: “He saved others; Himself He cannot save. If He be the King of Israel, let Him now come down from the cross, and we will believe Him. He trusted in God; let Him deliver Him now, if He will have Him.” Matthew 27:42, 43. GC 643.3

Vividly they recall the Saviour's parable of the husbandmen who refused to render to their lord the fruit of the vineyard, who abused his servants and slew his son. They remember, too, the sentence which they themselves pronounced: The lord of the vineyard “will miserably destroy those wicked men.” In the sin and punishment of those unfaithful men the priests and elders see their own course and their own just doom. And now there rises a cry of mortal agony. Louder than the shout, “Crucify Him, crucify Him,” which rang through the streets of Jerusalem, swells the awful, despairing wail, “He is the Son of God! He is the true Messiah!” They seek to flee from the presence of the King of kings. In the deep caverns of the earth, rent asunder by the warring of the elements, they vainly attempt to hide. GC 643.4

In the lives of all who reject truth there are moments when conscience awakens, when memory presents the torturing recollection of a life of hypocrisy and the soul is harassed with vain regrets. But what are these compared with the remorse of that day when “fear cometh as desolation,” when “destruction cometh as a whirlwind”! Proverbs 1:27. Those who would have destroyed Christ and His faithful people now witness the glory which rests upon them. In the midst of their terror they hear the voices of the saints in joyful strains exclaiming: “Lo, this is our God; we have waited for Him, and He will save us.” Isaiah 25:9. GC 644.1

Amid the reeling of the earth, the flash of lightning, and the roar of thunder, the voice of the Son of God calls forth the sleeping saints. He looks upon the graves of the righteous, then, raising His hands to heaven, He cries: “Awake, awake, awake, ye that sleep in the dust, and arise!” Throughout the length and breadth of the earth the dead shall hear that voice, and they that hear shall live. And the whole earth shall ring with the tread of the exceeding great army of every nation, kindred, tongue, and people. From the prison house of death they come, clothed with immortal glory, crying: “O death, where is thy sting? O grave, where is thy victory?” 1 Corinthians 15:55. And the living righteous and the risen saints unite their voices in a long, glad shout of victory. GC 644.2

All come forth from their graves the same in stature as when they entered the tomb. Adam, who stands among the risen throng, is of lofty height and majestic form, in stature but little below the Son of God. He presents a marked contrast to the people of later generations; in this one respect is shown the great degeneracy of the race. But all arise with the freshness and vigor of eternal youth. In the beginning, man was created in the likeness of God, not only in character, but in form and feature. Sin defaced and almost obliterated the divine image; but Christ came to restore that which had been lost. He will change our vile bodies and fashion them like unto His glorious body. The mortal, corruptible form, devoid of comeliness, once polluted with sin, becomes perfect, beautiful, and immortal. All blemishes and deformities are left in the grave. Restored to the tree of life in the long-lost Eden, the redeemed will “grow up” (Malachi 4:2) to the full stature of the race in its primeval glory. The last lingering traces of the curse of sin will be removed, and Christ's faithful ones will appear in “the beauty of the Lord our God,” in mind and soul and body reflecting the perfect image of their Lord. Oh, wonderful redemption! long talked of, long hoped for, contemplated with eager anticipation, but never fully understood. GC 644.3

The living righteous are changed “in a moment, in the twinkling of an eye.” At the voice of God they were glorified; now they are made immortal and with the risen saints are caught up to meet their Lord in the air. Angels “gather together His elect from the four winds, from one end of heaven to the other.” Little children are borne by holy angels to their mothers’ arms. Friends long separated by death are united, nevermore to part, and with songs of gladness ascend together to the City of God. GC 645.1

On each side of the cloudy chariot are wings, and beneath it are living wheels; and as the chariot rolls upward, the wheels cry, “Holy,” and the wings, as they move, cry, “Holy,” and the retinue of angels cry, “Holy, holy, holy, Lord God Almighty.” And the redeemed shout, “Alleluia!” as the chariot moves onward toward the New Jerusalem. GC 645.2

Before entering the City of God, the Saviour bestows upon His followers the emblems of victory and invests them with the insignia of their royal state. The glittering ranks are drawn up in the form of a hollow square about their King, whose form rises in majesty high above saint and angel, whose countenance beams upon them full of benignant love. Throughout the unnumbered host of the redeemed every glance is fixed upon Him, every eye beholds His glory whose “visage was so marred more than any man, and His form more than the sons of men.” Upon the heads of the overcomers, Jesus with His own right hand places the crown of glory. For each there is a crown, bearing his own “new name” (Revelation 2:17), and the inscription, “Holiness to the Lord.” In every hand are placed the victor's palm and the shining harp. Then, as the commanding angels strike the note, every hand sweeps the harp strings with skillful touch, awaking sweet music in rich, melodious strains. Rapture unutterable thrills every heart, and each voice is raised in grateful praise: “Unto Him that loved us, and washed us from our sins in His own blood, and hath made us kings and priests unto God and His Father; to Him be glory and dominion for ever and ever.” Revelation 1:5, 6. GC 645.3

Before the ransomed throng is the Holy City. Jesus opens wide the pearly gates, and the nations that have kept the truth enter in. There they behold the Paradise of God, the home of Adam in his innocency. Then that voice, richer than any music that ever fell on mortal ear, is heard, saying: “Your conflict is ended.” “Come, ye blessed of My Father, inherit the kingdom prepared for you from the foundation of the world.” GC 646.1

Now is fulfilled the Saviour's prayer for His disciples: “I will that they also, whom Thou hast given Me, be with Me where I am.” “Faultless before the presence of His glory with exceeding joy” (Jude 24), Christ presents to the Father the purchase of His blood, declaring: “Here am I, and the children whom Thou hast given Me.” “Those that Thou gavest Me I have kept.” Oh, the wonders of redeeming love! the rapture of that hour when the infinite Father, looking upon the ransomed, shall behold His image, sin's discord banished, its blight removed, and the human once more in harmony with the divine! GC 646.2

With unutterable love, Jesus welcomes His faithful ones to the joy of their Lord. The Saviour's joy is in seeing, in the kingdom of glory, the souls that have been saved by His agony and humiliation. And the redeemed will be sharers in His joy, as they behold, among the blessed, those who have been won to Christ through their prayers, their labors, and their loving sacrifice. As they gather about the great white throne, gladness unspeakable will fill their hearts, when they behold those whom they have won for Christ, and see that one has gained others, and these still others, all brought into the haven of rest, there to lay their crowns at Jesus’ feet and praise Him through the endless cycles of eternity. GC 647.1

As the ransomed ones are welcomed to the City of God, there rings out upon the air an exultant cry of adoration. The two Adams are about to meet. The Son of God is standing with outstretched arms to receive the father of our race—the being whom He created, who sinned against his Maker, and for whose sin the marks of the crucifixion are borne upon the Saviour's form. As Adam discerns the prints of the cruel nails, he does not fall upon the bosom of his Lord, but in humiliation casts himself at His feet, crying: “Worthy, worthy is the Lamb that was slain!” Tenderly the Saviour lifts him up and bids him look once more upon the Eden home from which he has so long been exiled. GC 647.2

After his expulsion from Eden, Adam's life on earth was filled with sorrow. Every dying leaf, every victim of sacrifice, every blight upon the fair face of nature, every stain upon man's purity, was a fresh reminder of his sin. Terrible was the agony of remorse as he beheld iniquity abounding, and, in answer to his warnings, met the reproaches cast upon himself as the cause of sin. With patient humility he bore, for nearly a thousand years, the penalty of transgression. Faithfully did he repent of his sin and trust in the merits of the promised Saviour, and he died in the hope of a resurrection. The Son of God redeemed man's failure and fall; and now, through the work of the atonement, Adam is reinstated in his first dominion. GC 647.3

Transported with joy, he beholds the trees that were once his delight—the very trees whose fruit he himself had gathered in the days of his innocence and joy. He sees the vines that his own hands have trained, the very flowers that he once loved to care for. His mind grasps the reality of the scene; he comprehends that this is indeed Eden restored, more lovely now than when he was banished from it. The Saviour leads him to the tree of life and plucks the glorious fruit and bids him eat. He looks about him and beholds a multitude of his family redeemed, standing in the Paradise of God. Then he casts his glittering crown at the feet of Jesus and, falling upon His breast, embraces the Redeemer. He touches the golden harp, and the vaults of heaven echo the triumphant song: “Worthy, worthy, worthy is the Lamb that was slain, and lives again!” The family of Adam take up the strain and cast their crowns at the Saviour's feet as they bow before Him in adoration. GC 648.1

This reunion is witnessed by the angels who wept at the fall of Adam and rejoiced when Jesus, after His resurrection, ascended to heaven, having opened the grave for all who should believe on His name. Now they behold the work of redemption accomplished, and they unite their voices in the song of praise. GC 648.2

Upon the crystal sea before the throne, that sea of glass as it were mingled with fire,—so resplendent is it with the glory of God,—are gathered the company that have “gotten the victory over the beast, and over his image, and over his mark, and over the number of his name.” With the Lamb upon Mount Zion, “having the harps of God,” they stand, the hundred and forty and four thousand that were redeemed from among men; and there is heard, as the sound of many waters, and as the sound of a great thunder, “the voice of harpers harping with their harps.” And they sing “a new song” before the throne, a song which no man can learn save the hundred and forty and four thousand. It is the song of Moses and the Lamb—a song of deliverance. None but the hundred and forty-four thousand can learn that song; for it is the song of their experience—an experience such as no other company have ever had. “These are they which follow the Lamb whithersoever He goeth.” These, having been translated from the earth, from among the living, are counted as “the first fruits unto God and to the Lamb.” Revelation 15:2, 3; 14:1-5. “These are they which came out of great tribulation;” they have passed through the time of trouble such as never was since there was a nation; they have endured the anguish of the time of Jacob's trouble; they have stood without an intercessor through the final outpouring of God's judgments. But they have been delivered, for they have “washed their robes, and made them white in the blood of the Lamb.” “In their mouth was found no guile: for they are without fault” before God. “Therefore are they before the throne of God, and serve Him day and night in His temple: and He that sitteth on the throne shall dwell among them.” They have seen the earth wasted with famine and pestilence, the sun having power to scorch men with great heat, and they themselves have endured suffering, hunger, and thirst. But “they shall hunger no more, neither thirst any more; neither shall the sun light on them, nor any heat. For the Lamb which is in the midst of the throne shall feed them, and shall lead them unto living fountains of waters: and God shall wipe away all tears from their eyes.” Revelation 7:14-17. GC 648.3

In all ages the Saviour's chosen have been educated and disciplined in the school of trial. They walked in narrow paths on earth; they were purified in the furnace of affliction. For Jesus’ sake they endured opposition, hatred, calumny. They followed Him through conflicts sore; they endured self-denial and experienced bitter disappointments. By their own painful experience they learned the evil of sin, its power, its guilt, its woe; and they look upon it with abhorrence. A sense of the infinite sacrifice made for its cure humbles them in their own sight and fills their hearts with gratitude and praise which those who have never fallen cannot appreciate. They love much because they have been forgiven much. Having been partakers of Christ's sufferings, they are fitted to be partakers with Him of His glory. GC 649.1

The heirs of God have come from garrets, from hovels, from dungeons, from scaffolds, from mountains, from deserts, from the caves of the earth, from the caverns of the sea. On earth they were “destitute, afflicted, tormented.” Millions went down to the grave loaded with infamy because they steadfastly refused to yield to the deceptive claims of Satan. By human tribunals they were adjudged the vilest of criminals. But now “God is judge Himself.” Psalm 50:6. Now the decisions of earth are reversed. “The rebuke of His people shall He take away.” Isaiah 25:8. “They shall call them, The holy people, The redeemed of the Lord.” He hath appointed “to give unto them beauty for ashes, the oil of joy for mourning, the garment of praise for the spirit of heaviness.” Isaiah 62:12; 61:3. They are no longer feeble, afflicted, scattered, and oppressed. Henceforth they are to be ever with the Lord. They stand before the throne clad in richer robes than the most honored of the earth have ever worn. They are crowned with diadems more glorious than were ever placed upon the brow of earthly monarchs. The days of pain and weeping are forever ended. The King of glory has wiped the tears from all faces; every cause of grief has been removed. Amid the waving of palm branches they pour forth a song of praise, clear, sweet, and harmonious; every voice takes up the strain, until the anthem swells through the vaults of heaven: “Salvation to our God which sitteth upon the throne, and unto the Lamb.” And all the inhabitants of heaven respond in the ascription: “Amen: Blessing, and glory, and wisdom, and thanksgiving, and honor, and power, and might, be unto our God for ever and ever.” Revelation 7:10, 12. GC 650.1

In this life we can only begin to understand the wonderful theme of redemption. With our finite comprehension we may consider most earnestly the shame and the glory, the life and the death, the justice and the mercy, that meet in the cross; yet with the utmost stretch of our mental powers we fail to grasp its full significance. The length and the breadth, the depth and the height, of redeeming love are but dimly comprehended. The plan of redemption will not be fully understood, even when the ransomed see as they are seen and know as they are known; but through the eternal ages new truth will continually unfold to the wondering and delighted mind. Though the griefs and pains and temptations of earth are ended and the cause removed, the people of God will ever have a distinct, intelligent knowledge of what their salvation has cost. GC 651.1

The cross of Christ will be the science and the song of the redeemed through all eternity. In Christ glorified they will behold Christ crucified. Never will it be forgotten that He whose power created and upheld the unnumbered worlds through the vast realms of space, the Beloved of God, the Majesty of heaven, He whom cherub and shining seraph delighted to adore—humbled Himself to uplift fallen man; that He bore the guilt and shame of sin, and the hiding of His Father's face, till the woes of a lost world broke His heart and crushed out His life on Calvary's cross. That the Maker of all worlds, the Arbiter of all destinies, should lay aside His glory and humiliate Himself from love to man will ever excite the wonder and adoration of the universe. As the nations of the saved look upon their Redeemer and behold the eternal glory of the Father shining in His countenance; as they behold His throne, which is from everlasting to everlasting, and know that His kingdom is to have no end, they break forth in rapturous song: “Worthy, worthy is the Lamb that was slain, and hath redeemed us to God by His own most precious blood!” GC 651.2

The mystery of the cross explains all other mysteries. In the light that streams from Calvary the attributes of God which had filled us with fear and awe appear beautiful and attractive. Mercy, tenderness, and parental love are seen to blend with holiness, justice, and power. While we behold the majesty of His throne, high and lifted up, we see His character in its gracious manifestations, and comprehend, as never before, the significance of that endearing title, “Our Father.” GC 652.1

It will be seen that He who is infinite in wisdom could devise no plan for our salvation except the sacrifice of His Son. The compensation for this sacrifice is the joy of peopling the earth with ransomed beings, holy, happy, and immortal. The result of the Saviour's conflict with the powers of darkness is joy to the redeemed, redounding to the glory of God throughout eternity. And such is the value of the soul that the Father is satisfied with the price paid; and Christ Himself, beholding the fruits of His great sacrifice, is satisfied. GC 652.2